24 декабря 1971 года - Собрание сочинений

24 декабря 1971 года - Собрание сочинений

^ 24 декабря 1971 года

V. S.


В Рождество все малость волхвы.

В продовольственных слякоть и давка.

Из за банки кофейной халвы

производит осаду прилавка

грудой свертков навьюченный народ:

каждый сам для себя правитель и верблюд.


Сетки, сумки, авоськи, кульки 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений,

шапки, галстуки, сбитые набок.

Запах водки, хвои и трески,

мандаринов, корицы и яблок.

Хаос лиц, и не видно тропы

в Вифлеем из за снежной крупы.


И разносчики умеренных даров

в транспорт прыгают 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений, ломятся в двери,

исчезают в провалах дворов,

даже зная, что пусто в пещере:

ни животных, ни яслей, ни Той,

над Которою — ореол золотой.


Пустота. Но при мысли о ней

видишь вдруг вроде бы свет 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений ниоткуда.

Знал бы Ирод, что чем он сильней,

тем верней, неизбежнее волшебство.

Всепостоянство такового родства  

основной механизм Рождества.


То и празднуют сегодня всюду,

что Его приближенье, сдвигая

все столы. Не потребность 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений в звезде

пусть еще, но уж воля благая

в человеках видна издалече,

и костры пастухи разожгли.


Валит снег; не дымят, но трубят

трубы кровель. Все лица, как пятна.

Ирод пьет. Бабы прячут ребят.

Кто грядет — никому 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений неясно:

мы не знаем воспримет, и сердца

могут вдруг не признать пришлеца.


Но, когда на дверном сквозняке

из тумана ночного густого

появляется фигура в платке,

и Малыша, и Духа Святого

чувствуещь внутри себя без стыда;

смотришь в 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений небо и видишь — звезда.


январь 1972

^ Одному деспоту


Он тут бывал: еще не в галифе  

в пальто из драпа; сдержанный, сутулый.

Арестом завсегдатаев кафе

покончив позднее с мировой культурой,

он этим вроде бы 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений отомстил (не им,

но Времени) за бедность, униженья,

за гнусный кофе, скуку и сраженья

в 20 одно, проигранные им.


И Время проглотило эту месть.

Сейчас тут многолюдно, многие смеются,

шумят пластинки. Но пред тем, как 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений сесть

за столик, как то тянет обернуться.

Всюду пластмасса, никель — все не то;

в пирожных привкус бромистого натра.

Иногда, перед закрытьем, из театра

он тут бывает, но инкогнито.


Когда он заходит, они все 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений встают.

Одни — по службе, остальные — от счастья.

Движением ладошки от запястья

он возвращает вечеру комфорт.

Он пьет собственный кофе — наилучший, чем тогда,

и ест рогалик, примостившись в кресле,

настолько смачный, что и мертвые «о да 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений!»

воскрикнули бы, если б воскресли.


январь 1972

Сретенье 66

^ Анне Ахматовой


Когда она в церковь в первый раз занесла

дитя, находились снутри из числа

людей, находившихся там повсевременно,

Святой Симеон и пророчица Анна.


И 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений старец воспринял малыша из рук

Марии; и три человека вокруг

малыша стояли, как зыбучая рама,

в то утро, затеряны в сумраке храма.


Тот храм обступал их, как замерший лес.

От взглядов людей и от взоров небес

верхушки 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений скрывали, сумев распластаться,

в то утро Марию, пророчицу, старца.


И лишь на темя случайным лучом

свет падал малышу; но он ни о чем

не ведал к тому же посапывал сонно,

покоясь на 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений крепких руках Симеона.


А было поведано старцу сему,

о том, что увидит он смертную тьму

не до этого, чем отпрыска увидит Господня.

Свершилось. И старец промолвил: "Сейчас,


реченное некогда слово храня,

Ты с миром, Господь, отпускаешь 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений меня,

потом что глаза мои лицезрели это

дитя: он — Твое продолженье и света


источник для кумиров чтящих племен,

и слава Израиля в нем." — Симеон

умолкнул. Их всех тишь обступила.

Только эхо тех слов 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений, задевая стропила,


кружилось какое то время спустя

над их головами, немного шелестя

под сводами храма, как некоторая птица,

что способен взлететь, но не способен спуститься.


И удивительно им было. Была тишь

более необычной, чем 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений речь. Смущена,

Мария молчала. «Слова то какие...»

И старец произнес, повернувшись к Марии:


"В лежащем на данный момент на раменах твоих

паденье одних, возвышенье других,

предмет пререканий и повод к раздорам.

И этим 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений же оружьем, Мария, которым


терзаема плоть его будет, твоя

душа будет ранена. Рана сия

даст созидать для тебя, что скрыто глубоко

в сердцах человеков, как некоторое око".


Он кончил и двинулся к выходу. Вослед

Мария, сутулясь, и тяжестью лет

согбенная Анна 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений безгласно глядели.

Он шел, уменьшаясь в значеньи и в теле


для 2-ух этих дам под сенью колонн.

Практически подгоняем их взорами, он

шел молчком по этому храму пустому

к белевшему смутно дверному 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений просвету.


И поступь была стариковски тверда.

Только глас пророчицы сзади когда

раздался, он шаг придержал собственный мало:

но там не его окликали, а Бога


пророчица славить уже начала.

И дверь приближалась. Одежд и чела

уж ветер коснулся, и 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений в уши упорно

врывался шум жизни за стенками храма.


Он шел дохнуть. И не в уличный рокот

он, дверь отворивши руками, шагнул,

но в глухонемые владения погибели.

Он шел по месту, лишенному тверди 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений,


он слышал, что время утратило звук.

И образ Малыша с сияньем вокруг

лохматого темени смертной тропою

душа Симеона несла пред собою


как некоторый осветительный прибор, в ту черную тьму,

в какой дотоле еще никому

дорогу для себя 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений озарять не бывало.

Осветительный прибор светил, и тропа расширялась.


16 февраля 1972

^ Письма римскому другу (из Марциала)


Сегодня ветрено и волны с перехлестом.

Скоро осень, все поменяется в окружении.

Смена красок этих трогательней, Постум 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений,

чем наряда перемена у подруги.


Дева тешит до известного предела  

далее локтя не пойдешь либо колена.

Сколь же радостней красивое вне тела:

ни объятья невозможны, ни измена!


___


Посылаю для тебя, Постум 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений, эти книжки.

Что в столице? Мягко стелют? Спать не агрессивно?

Как там Цезарь? Чем он занят? Все интриги?

Все интриги, возможно, да обжорство.


Я сижу в собственном саду, пылает осветительный 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений прибор.

Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.

Заместо слабеньких мира этого и сильных  

только согласное гуденье насекомых.


___


Тут лежит негоциант из Азии. Толковым

был негоциантом он — деловит, но незаметен.

Погиб стремительно — лихорадка. По торговым

он 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений делам сюда приплыл, а не за этим.


Рядом с ним — легионер, под грубым кварцем.

Он в схватках империю прославил.

Сколько раз могли уничтожить! а погиб старцем.

Даже тут не существует, Постум, правил 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений.


___


Пусть и взаправду, Постум, курица не птица,

но с куриными мозгами хватишь горя.

Если выпало в Империи родиться,

лучше жить в глухой провинции у моря.


И от Цезаря далековато, и от вьюги.

Угодничать не 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений надо, трусить, спешить.

Говоришь, что все наместники — ворюги?

Но ворюга мне милей, чем кровопийца.


___


Этот ливень переждать с тобой, гетера,

я согласен, но давай ка без торговли:

брать сестерций с покрывающего 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений тела  

все равно что дранку добиваться от кровли.


Протекаю, говоришь? Но где же лужа?

Чтоб лужу оставлял я — не бывало.

Вот отыщешь для себя какого нибудь супруга,

он и будет протекать на 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений покрывало.


___


Вот и прожили мы более половины.

Как произнес мне старенькый раб перед таверной:

«Мы, оглядываясь, лицезреем только руины».

Взор, естественно, очень варварский, но верный.


Был в горах. На данный 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений момент вожусь с огромным букетом.

Разыщу большой кувшин, воды налью им...

Как там в Ливии, мой Постум, — либо где там?

Неуж-то до сего времени еще воюем?


___


Помнишь, Постум, у наместника сестрица 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений?

Худощавая, но с полными ногами.

Ты с ней спал еще... Не так давно стала жрица.

Жрица, Постум, и разговаривает с богами.


Приезжай, попьем вина, закусим хлебом.

Либо сливами. Расскажешь мне известья.

Постелю 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений для тебя в саду под незапятнанным небом

и скажу, как именуются созвездья.


___


Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,

долг собственный давнешний вычитанию заплатит.

Забери из под подушки сбереженья,

там незначительно, но на похороны 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений хватит.


Поезжай на вороной собственной кобыле

в дом гетер под городскую нашу стенку.

Дай им стоимость, за какую обожали,

чтобы за ту же и оплакивали стоимость.


___


Зелень лавра, доходящая до дрожи.

Дверь распахнутая, пыльное оконце,

стул 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений покинутый, оставленное ложе.

Ткань, впитавшая полуденное солнце.


Понт шумит за темной изгородью пиний.

Чье то судно с ветром борется у мыса.

На рассохшейся лавке — Старший Плиний.

Дрозд щебечет в прическе кипариса.


март 24 декабря 1971 года - Собрание сочинений 1972



24-depozitnie-bankovskie-sertifikati-i-cheki-uchebnoe-posobie-dlya-studentov-i-magistrantov-ekonomicheskih-specialnostej.html
24-dogovornie-obyazatelstva-auditorskij-otchet-ispolnitelnomu-organu-gup-vodokanal-sankt-peterburga-4-otchet.html
24-effektivnost-vospriyatiya-ulichnih-i-vnutrimagazinnih-vitrin-diplomnaya-rabota.html